Читать онлайн"Философия культа" автора Флоренский Павел Александрович - - Страница 12

Читать онлайн"Философия культа" автора Флоренский Павел Александрович - - Страница 12

  • By
  • Posted on
  • Category : Без рубрики

Более десяти лет он изучает чудеса. Он - опредседатель Экспертной рабочей группы по чудесным знамениям при Богословской комиссии Русской православной церкви. Православная церковь тогда ещё не выработала взвешенного подхода к этим событиям. Чтобы собрать, описать и проанализировать этот материал, в году отцом Иоанном Экономцевым и была создана наша рабочая группа, в состав которой входят только учёные. Позднее нас перевели в Богословскую комиссию. Мы ограничили круг изучаемых нами явлений - берёмся лишь за то, что можно измерить, взвесить, отправить на исследование. Чудеса, связанные со здоровьем человека, - не наша компетенция. Как говорила моя бабушка:

Оглавление:

Так, например, имеется немало антиномий догматических: При рассмотрении как отношений между тремя ипостасями Св. Духовной красоте сопутствует святость тела, сияние которого заливает плоть светом. Согласно схоластической этимологии, именно есть нечто универсальное, т. Беспросветная тьма, почти вещественно густая, окружала меня. Господи, услыши глас мой!

Если во сне мне навалился кто-то на грудь и стал душить меня, а когда от страха я проснулся, то этот навалившийся оказался, положим, подушкою.

Исторический опыт показал, что одного внутренего закона недостаточно для совершенствования нравственности человека. Голос совести, как сознания внутренего нравственного закона под влиянием греха перестает достигать сердца человека, которое ожесточается и делается жестоким и несправедливым и человек не может обуздывать своих страстей. Его воля постоянно ведет и толкает его ко греху, и более и более человек погружается в бездну греха. Таким образом мы можем сказать, что закон был дан вследствие увеличения греха.

И в Израиле голос внутреннего закона человеческого заглушался воплем человеческих страстей, поэтому Господь исправляет народ и к закону внутреннему добавляет закон внешний, который мы называем положительный, или откровенный, то, что было открыто Богом. Синайский закон должен был дисциплинировать жизнь еврейского народа и побуждать его жить согласно предписаниям Божией воли, делаться праведным и святым.

Отец Павел Флоренский (Н.О. Лосский)

Избранные труды по искусству. Но есть еще слово — лицо. Можно сказать, лицо есть почти синоним слова явление, но явление именно дневному сознанию. Можно еще сказать, что лицо — это сырая натура, над которой работает портретист, но которая еще не проработана художественно. Напротив, лик есть проявленность именно онтологии.

2 Своеобразие понятия символа у П.А.Флоренского. Глава 2. Флоренски Страх Божий // Богословские труды. Вып. М.,

Павел Флоренский - Павел Флоренский Философия культа Следуя традиции русской религиозной философии, отец Павел Флоренский духовное начало женственности связывал с почитанием Третьей Ипостаси Духа Святого, облагодатствовавшего Пресвятую Деву Богородицу, а духовное начало мужественности связывал с почитанием Второй Ипостаси Бога Слова, Логоса.

Почитание Духа Святого связывалось также с творческим вдохновением, художеством, а почитание Логоса-с осмысленностью, разумностью научной деятельности. Но еще значительно ранее протоиерей Александр Горский, ректор Московской духовной академии, развивал концепцию святого Григория Богослова о том, что в Ветхом Завете преимущественно действует открывается Ипостась Бога Отца, в воплощении - Ипостась Бога Сына, а после Пятидесятницы-Ипостась Духа Святого [21]. Думается, что концепция святого Григория Богослова - отца Александра Горского сродни концепциям отца Павла Флоренского, который связывал Киевскую Русь с началом божественной восприимчивости мира, почитанием Богородицы как вместилища Духа Святого и художественным символом Софии - Премудрости, Художницы Небесной, а Московскую и Петербургскую Русь связывал с началом божественного воплощения, оформления, почитанием Христа Спасителя и художественным символом Пресвятой Троицы см.

Можно, конечно, оспаривать, насколько допустимы подобные философские и историософические концепции, так как Единосущее Пресвятой Троицы выражается в том, что все Три Ипостаси имеют единую волю, единое действие; так как Вечносущий Премирный Превышеестественный Бог не может являться в Своих Различных Ипостасях началом ни женственного и мужественного, ни вдохновенности и разумности. Можно признать, что время не оправдало подобных концепций, они не приблизили православную философию к догматическому учению Церкви, а скорее удалили.

Но когда в части"Семь таинств" отец Павел пишет: Уникальность труда отца Павла состоит в том, что впервые православный культ и таинства осмысливаются им с точки зрения религиозно—философской. Обыкновенно таинства рассматривались или с точки зрения их практического совершения практическое руководство для пастырей , или с точки зрения их исторического сложения историческая литургика. Реже таинства рассматривались с точки зрения догматики.

«Занимательное богословие».10. О страхе Божием

Вы можете внести посильный вклад в развитие сайта КнижныйГид рассказав о нас друзьям в социальных сетях: Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях. После скачивания книги и ознакомления с ее содержимым Вы должны незамедлительно ее удалить. Копируя и сохраняя текст книги, Вы принимаете на себя всю ответственность, согласно действующему законодательству об авторских и смежных правах.

Администрация сайта призывает своих посетителей приобретать книги только легальным путем.

две его разновидности: духовный – страх Божий и душевный – боязнь. Страх По словам П. А. Флоренского: «Отсутствие страха – свидетельство не.

Говоря о Кресте, мы взяли его как пример: Но дело сейчас не в Кресте, а в свойстве и назначении культа вообще приводить нас в соприкосновение с иными мирами: Но нам, для подхождения к характерным линиям культа—что я и называю философией культа—полезно глянуть сперва именно на грозное величие и массивность древних культов, —чтобы подойти к пониманию страха Божия, исходного переживания религии, —ибо страх Божий и есть да Богу.

Чем массивнее, лапидарнее, архаичнее будем мы мыслить о религии, тем ближе будем мы к истине. Хотелось бы рассуждениям нашим придать каменную тяжеловесность, чтобы слова все весили в 10, в , в раз более, нежели весят они, чтобы каждое из них, как стопудовая гиря, ложилось на вас, чтобы каждое из них своим весом заставляло вас чувствовать его, чтобы вы не могли скинуть с себя его груза, чтобы, одним словом, оно врезывалось в вас все глубже и глубже.

Тогда только могли бы мы рассчитывать на успех и продумать кое-что сообща об основах культа. Но нет, бессильно и пусто слово мое… 7. В моей жизни одним из таких определяющих впечатлений была поездка в Гю листан. Мало надеюсь, что сумею передать вам, на что падали ударения в этой поездке, но все же попытаюсь. Это было в памятный год.

Вам известно, что храм, собственно храм был окружен двором, внутренним, разделенным на два отдела, —где собственно и совершались священнодействия, где пребывал тук, мужчины, и что к этому последнему впоследствии, при Ироде Агриппе, вероятно, был пристроен еще двор внешний—для язычников.

Павел Флоренский - Павел Флоренский Философия культа

Авва Херемон, отшельник египетский, сказал: Ныне пребывают, говорит он, вера, надежда, любовь, три сия 1Кор. Вера страхом будущего суда и мучений отклоняет нас от скверны пороков; надежда ожиданием небесных воздаяний, отторгая ум наш от настоящего, заставляет презирать все плотские удовольствия; любовь, огнем своим воспламеняя в душе нашей любовь ко Христу и к преспеянию в духовных добродетелях, побуждает с совершенною ненавистью отвращаться от всего, что противно им.

Хотя эти три добродетели ведут нас, по-видимому, к одному концу… но степенями своего превосходства много различаются между собою. Две первые свойственны тем людям, которые стараются преуспевать в добродетелях, но не имеют еще постоянного расположения к ним; третья же особенно принадлежит Богу и тем людям, которые восстановили в себе образ и подобие Божий… Поэтому, кто стремится к совершенству, тот с первой степени страха, собственно называемого рабским… Лк.

Здесь человек уподобляется уже не рабу, а наемнику, ибо действует в ожидании будущего воздаяния.

религиозного сознания Флоренский переходит к рас- смотрению религиозных . зано с чувством священного ужаса, «страха Божия» и даже приходит к.

Вот слово не современное. Но что же делать: Религия есть прежде всего Страх Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, тот да научится страшиться. Отсутствие страха—свидетельство не мужества, а, как раз напротив, —дерзости, наглости духовной, обнагления—свойственного трусливым натурам, когда они уверились в безнаказанности. Не знает страха Божия тот, кто не знает и религии. Он не страшится, ибо уверился в ничтожности Иного, что над ним. Однако немногие задумывались над неминуемой правдой этих слов, столь близких к суждению философов об изумлении—как начале философии.

Чтобы иметь познание—надо коснуться предмета познания, признаком, что это прикосновение достигнуто, служит потрясение души, страх. Да, этот страх возбуждается прикосновением к новому, всецело новому, —против нашей повседневной жизни. В чреду впечатлений мира вклинивается не—от—мирное, ни с чем не сравнимое, ни на что не похожее, иное. И вклинившись, разрывает ткань обычного, а тем—и наше, приросшее к обычному, сознание; проникает, как меч обоюдоострый, до разделения души и духа, до той спайки, где собственно и соприкасается наше ноуменальное недро с областью феноменов, обнаружений и мирских проникновений.

Научный подход к религии в трудах священника Павла Флоренского

Страх, стыд и вина относятся к эмоциональным переживаниям, моральным чувствам или свойствам моральной личности и выступают в качестве внутренних регуляторов поведения человека. Страх как моральный регулятор удерживает от совершения поступков, за которыми может последовать наказание. Страх сигнализирует о некой угрозе и противоположен чувству безопасности, защищённости и надёжности. Стыд это чувство, возникающее перед теми, чьё мнение небезразлично человеку и чьим уважением он дорожит.

Антитезой стыда является гордость, удовлетворение от осознания уважения и признания со стороны других.

Флоренски назначен на кафедру истории философии это людей могут находиться в полном согласии, только следуя воле Божией. .. По мнению Флоренского, Хомяков отрицал авторитет церкви — «начала страха.

Надеемся, Вы провели время с удовольствием! Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями:

Страх Божий

Но, как соединительная ткань, оно разрослось, заполнило собою всю область религиозного сознания наших современников и тем оттеснило оттуда все содержание религии. В этом священном слове истинным содержанием ныне стало: Благовидное перерождение религиозной ткани называется речами о любви. Апостол Павел изображается с мечом обоюдоострым: И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его:

Флоренский писал об этом:"Антроподицея и Теодицея! Вот два момента, слагающие Таков и страх Божий. Когда воистину—не манерничая и томно .

Павел Флоренский Получено на днях прямое подтверждение вести о смерти великого русского богослова и мыслителя — священника о. Он скончался в Соловках, после летней ссылки в места отдаленные, — от Восточной Сибири до Белого моря. Из всех моих современников, которых мне суждено было встретить за мою долгую жизнь, он есть величайший, и величайшим является преступление поднявших на него руку, обрекших его хуже чем на казнь, но на долголетнее мучительное изгнание и медленное умирание.

Он отошел, озаренный ореолом больше чем мученика, но исповедника имени Христова в антихристово гонение. Посему и эта смерть исполняет душу не только потрясающей скорбью, как одно из самых мрачных событий русской трагедии, но она есть и духовное торжество, как одно из тех, о которых сказано Тайнозрителю: Мне суждено здесь, в чуждой земле, ныне свидетельствовать перед не знавшими его о величии и красоте его духовного образа. Но никогда я не чувствовал в такой мере бессилие своего слова, как перед лицом этого своего долга.

Отец Павел был для меня не только явлением гениальности, но и произведением искусства: Нужно слово, или кисть, или резец великого мастера, чтобы о нем миру поведать. При этом он сам не только родился таким, но был и собственным произведением духовного художества, для чего ему была присуща вся тонкость духовного и художественного вкуса. Черты его внешнего лика запечатлены на известном нестеровском портрете: В нем вовсе не было идиллической наивности и примитивности, это и о нем могло быть сказано:

Как оживить в себе Страх Божий?

Жизнь вне страха не просто возможна, а полностью реальна! Узнай как полностью избавиться от страха, кликни тут!